Russian Belarusian English Polish

г. Брест, ул. Медицинская 6,   E-mail: brcoc@brest.by
Регистратура: +375 162 55-14-39 (городской)
                              +375 29 251-58-48 МТС
                              +375 29 191-58-48 Velcom
                              +375 25 692-94-61 Life
Платные услуги: +375 162 55-84-36

УЗИ, МРТ: +375 162 55-84-36
Касса: +375 162 53-04-46

Russian Belarusian English Polish

17 сентября - день народного единства

Историческая справка:

Западная Беларусь и воссоединение белорусского народа 17 сентября 1939 г

В результате рижского мирного договора от 18 марта 1921 г., вызванного слабостью новообразованного советского государства и интервенцией западных держав, белорусские земли были разделены пополам. Половина из них оказалась в составе межвоенной Польши.

При этом советское руководство настояло, чтобы в мирном договоре были прописаны обязательства сторон обеспечить национально-культурные и политические права национальных меньшинств (белорусского и украинского в Польше, польского в БССР и УССР). Однако, если в БССР польский язык наделялся статусом государственного, организовалось польскоязычное образование, пресса, радиовещание, реализовывался проект польского национального района под городом Дзержинск, то в межвоенной Польше был избран путь национально-культурной ассимиляции белорусского населения, поражения его в правах. 

Полонизация.

В 1923 г. был принят закон, запрещавший использовать кроме польского другие языки. Министр юстиции Польши в 1926—1928 годах А. Мейштович утверждал: «Беларусь самой историей предназначена быть мостом для польской экспансии на Восток. Белорусская этнографическая масса должна быть переделана в польский народ.

Это приговор истории; мы должны этому способствовать».

Межвоенная полонизация проводилась в два периода. Первый включал промежуток времени от Рижского мирного договора 1921 года до 1934—1935 годов. Второй период охватывал пять предвоенных лет — от отказа Польши сотрудничать с Лигой Наций в вопросе защиты прав национальных меньшинств (1934 год) до вступления советских войск на территорию Западной Беларуси (сентябрь 1939 года).

В 1921 г. на территории Западной Беларуси действовало 514 белорусских школ. К 1928 г. их осталось 69 или 3% от всех. К моменту воссоединения 1939 г. все школы были закрыты. Действующей оставалась Виленская белорусская гимназия.

13 сентября 1934 года министр иностранных дел Польши Ю. Бек заявил в Женеве на заседании Лиги Наций, что его страна прекращает сотрудничество в деле защиты прав национальных меньшинств.

24 апреля 1937 года полесский воевода Альберт де Траммекур на совещании глав восточных воеводств в Гродно утверждал, что полещуки являются отдельным народом, клином между украинцами и белорусами, который надо полонизировать, оградив от украинского и белорусского влияния. Полесский воевода В. Костек-Бернацкий 25 апреля 1938 года предписывал польским чиновникам: «…считать поляками независимо от их веры или языка полешуков».

Белостокский воевода Генрик Осташевский 23 июня 1939 года в секретном докладе в МВД Польши указывал, что белорусское население подлежит полонизации: «…белорусское население подлежит полонизации. Оно представляет собой пассивную массу без национального сознания, без  государственных традиций… Надо, чтобы оно мыслило по-польски и училось по-польски в духе польской государственности».

В 1936 году закрыли Белорусский институт экономики и культуры и Товарищество белорусской школы. В 1938 году власти Вильно приостановили деятельность Белорусского национального комитета, объяснив это тем, что данная организация «стремилась к созданию независимого белорусского государства и к отрыву от Польши её восточных земель».

Польские воеводы в конце 1930-х годов отмечали, что полонизация белорусского населения идет медленно. Белостокский воевода Генрик Осташевский 23 июня 1939 года в секретном докладе в МВД Польши отмечал: «…сейчас можно еще белорусов ассимилировать, но в этом направлении у нас почти ничего не сделано, а если и сделано, то очень мало». Осташевский выражал сожаление в связи с «давними русскими симпатиями» белорусов, которые поддерживаются «православным духовенством и советской пропагандой».

В 1938/1939 учебном году в Западной Беларуси не посещали занятия более 100 тыс. белорусских детей. На начало 1939 г., 35% населения не умело ни читать, ни писать.

Религиозное угнетение и ревиндикация

Велась борьба с православием (снос храмов, увольнение лиц православного исповедания с работы и т. п.). В 1938 году в соседнем с Западной

Беларусью Люблинском воеводстве (там жили православные украинцы) польские власти провели кампанию по сносу православных храмов. Кампания по сносу православных храмов коснулась Западной Беларуси — власти разрушили православные храмы в Гродно и Белостоке под тем предлогом, что они не вписывались в планы развития городов. Кирпич от разрушенного в Гродно храма Александра Невского был использован для строительства зоопарка.

Кроме этого происходила принудительная ассимиляция Римско-Католической и Православной церквей. Католические священники из западнобелорусских земель заменялись на польских и отправлялись в этнически польские земли или заграницу. Комитет по национальным вопросам при Совете министров Польши принял решение о превращении Православной Церкви в «инструмент распространения польской культуры на восточных землях». Для реализации этой цели были приняты меры: 1) ликвидация православных семинарий в Вильно и Кременце; Осуществление подготовка православного духовенства на польском языке на факультете богословия Варшавского университета; Распространение практики проповедей на польском языке в православных храмах.

Организовывались националистические организации православных поляков. В 1935 году в Белостоке при поддержке властей создали «Общество православных поляков имени Пилсудского». В Гродно был организован «Дом православных поляков имени Батория».

Написание имён православного населения было переведено на польский язык. 20 января 1930 года полесский воевода требовал от старост «строгого соблюдения написания имён православного населения». 24 мая 1934 года новогрудский воевода требовал от старост записывать акты гражданского состояния «только на государственном языке». Имели место случаи увольнения с работы неполяков (в частности, православных). В ноябре 1930 года представитель Виленского управления железных дорог предлагал старосте Дрогичинского повета Полесского воеводства уволить в трёхмесячный срок всех работников железной дороги православного вероисповедания, мотивируя эту акцию «интересами полонизации кресов».

Проводилась политика захватов православных храмов. Храмы, бывшие до воссоединения униатов и ликвидации унии в 1839 г., объявлялись собственностью Римско-Католической Церкви. С началом восстановления польской государственности в 1918 году многие из пустовавших православных храмов были закрыты и переданы в управление различных польских светских структур. Захваты культовых сооружений польское правительство именовало «ревиндикацией». Согласно официальным статистическим данным Польского правительства, в 1919—1920 годах было «ревиндицировано» около 400 церквей. Захваченные церкви перестраивались, имелись также случаи разбора строений на строительные материалы.

Опираясь на подписанный в 1927 г. польским правительством и Римским папой конкордат, признавший в Польше католичество господствующим вероисповеданием, римско-католический епископат подал в Окружные Суды Польского государства 724 иска против православных, требуя изъятия Католической Церкви почти 700 православных храмов, приходских строений, церковных земель.

Иски были предъявлены, с ведома католических митрополитов Виленского и Львовского епископами Пинским и Луцким в окружных судах в

городах Вильно, Бресте, Белостоке, Гродно, Пинске, Новогрудке, к

Виленской, Гродненской и Полесской духовным православным консисториям, — фактически ко всем епархиальным властям Православной церкви в Польше, за исключением консистории Варшавско-Холмской.

К концу августа 1929 года стало известно, что к Виленской — 71; к Гродненской — имевшей 174 православных прихода — 159; к Полесской — имевшей 320 православных приходов — 248. Под угрозой передачи, в том числе оказались кафедральные соборы в Кременце, Луцке, Пинске, монастыри (Виленский, Дерманский, Жировицкий, Зимненский, Корецкий, Кременецкий, Мелецкий) и даже главная православная святыня в Польше — Почаевская Свято-Успенская Лавра.

Социально-экономическая колонизация – осадничество

Польские власти рассматривали Западную Беларусь как источник ресурсов и дешевой рабочей силы, а также рынок сбыта польской промышленности. Социальноэкономическая ситуация в Западной Беларуси значительно отличалась от остальной Польши. Условия аграрного перенаселения и массовой безработицы обрекали регион на отсталость и бедность. В Западной Беларуси не было тяжелой промышленности, и большинство предприятий были небольшими, занимавшимися переработкой сельскохозяйственной продукции и некоторого местного сырья. В 1928 г. в Белостоке (наиболее промышленно развитом), Виленском, Новогрудском и Полесском воеводствах насчитывалось всего мелких и средних 2136 предприятий с общим числом рабочих 55199 человек, из которых 1653 были малыми предприятиями с менее чем 20 рабочими.

Две трети предприятий и работников приходилось на пищевую и деревообрабатывающую промышленность. А с началом экономического кризиса в 1929 году количество действующих предприятий в целом стало сокращаться. 

Около 90% населения было занято в сельском хозяйстве Западной Беларуси (для сравнения на территории коренной Польши  только 63%). Сохранились полуфеодальные правила: сервитуты, малая арендная плата барской и казенной земли за отработку или часть урожая, оплата труда натурой, чересполосица, шарварки. Все это не позволяло решать социальные проблемы населения. В 1921 году землепользование было следующим: 10,8% принадлежало государству, 0,3% церкви, 88,4% крупным и мелким частным собственникам и 0,5% другим пользователям. Была большая барская собственность и большое количество безземельных крестьянских хозяйств. 3866 землевладельцев (земельные владения более 100 га) составляли 1% всех землевладельцев, имели в своем пользовании 4210 тыс. га (более половины всей земли в частной собственности), около 500 магнатов владели более 1000 га. При этом 48% хозяйств имели менее 5 га каждая. Поэтому большинству хозяйств не хватало земли. 

На протяжении 1919—1929 гг. составлял 12—18 гектаров, но не более 45 гектаров. В период 1921—1939 годов с этнических польских земель в Западную Беларусь переселились около 320 тысяч человек. Солдаты польской армии, которые воевали на фронте, заслужившие военную награду, получали землю в Западной Беларуси бесплатно. 18 октября 1920 года Юзеф Пилсудский объявил о планах колонизации:

«Я уже предложил правительству, чтобы часть приобретённой земли стала собственностью тех, кто её сделал польской, обновив её польской кровью и тяжким трудом. Эта земля, засеянная кровавым семенем войны, ждёт мирного посева, ждёт тех, кто заменит меч на плуг».

Типовой участок для семьи осадника имел площадь 20 гектаров. Военнослужащие с высшим образованием могли получить до 45 гектаров, чтобы, по замыслу организаторов колонизации, они имели возможность создавать образцовые хозяйства. Правительственным планам по колонизации восточных воеводств противостояли белорусские крестьяне. К 1929 году осадникам было выдано около 600 тысяч гектаров земли. Большинство польских переселенцев были членами Союза осадников, который был основан в марте 1922 года. Эта организация способствовала самоорганизации переселенческих общин, выдавало дешёвые кредиты и стипендии для обучения в различных сельскохозяйственных высших учебных заведениях. Союз осадников издавал с 1923 года по 1931 год раз в две недели печатный орган «Osadnik» (позднее —

 «Miesięcznik Osadniczy»).

Политические репрессии

17 марта 1921 года учредительным сеймом была принята конституция, утвердившая республиканский строй. Был установлен двухпалатный парламент — Национальное собрание, в составе сейма и сената, избиравшийся сроком на 5 лет всеобщим, равным и тайным пропорциональным голосованием.

В 1922 году Юзеф Пилсудский на четыре года отошёл от активной политической деятельности, но к маю 1926 года он воспользовался преданными ему военными частями. Пилсудского поддержала также социалистическая Рабочая милиция Варшавы.

Бои за Варшаву, которую защищали тогдашние президент Станислав Войцеховский и премьер Винценты Витос, продлились три дня. В ходе боёв погибло 215 военных и 164 гражданских лица, около 1 000 человек получили ранения.

Ю. Пилсудский взял власть в свои руки и провозгласил политику «санации» (так называемого оздоровления государства). Новый сейм избрал Пилсудского на должность президента, от которого он отказался. По предложению Юзефа президентом стал профессор Игнацы Мосьцицкий, премьером Александр Скшиньский. В истории Польши начался период «правления полковников», так как окружение Пилсудского состояло в основном из действующих офицеров или ветеранов Польской армии.

После государственного переворота в Польше был установлен авторитарный санационный режим во главе с Ю. Пилсудским и его приближёнными, сводящий на нет основные принципы, лежавшие в основе Польской конституции.

В августе 1926 года в Конституцию 1921 года были внесены существенные поправки. Президент получил право досрочно распускать Сейм и Сенат и назначать новые выборы, издавать декреты, имеющие силу закона до момента утверждения или не утверждения их парламентом. Сейм начал работать на сессионной, а не на постоянной основе. Лишь президент имел право открывать и закрывать его сессии. Вводилась предварительная цензура прессы.

Санация установила авторитарное правление, боролась с коммунизмом, провозглашала тезисы о кризисе демократии, необходимости крепкой власти и ликвидации оппозиционных партий. В целом режим Пилсудского носил правоцентристский, консервативно-патерналистский характер.

Примерами борьбы с оппозицией, среди прочего, были: создание концентрационного лагеря в Берёзе-Картузской, Брестский процесс, объявление вне закона Лагеря великой Польши, а также Национально-радикального лагеря, ограничения свободы печати и собраний.

В апреле 1935 года, незадолго до смерти Пилсудского, в Польше была принята новая Конституция, в которую вошли основные принципы Санации: сильное централизованное государство с президентской системой правления.

Административно-полицейские власти преследовали всякую гражданскую активность, идеологическое инакомыслие, проявление национального самосознания западно-белорусского населения путем штрафов, арестов, карательных экспедиций, пацификаций (превентивного усмирения), массовых судебных и политических процессов. Тысячи коммунистов, комсомольцев, беспартийных активистов из рабочих, крестьян, прогрессивной интеллигенции были брошены в тюрьмы. Через созданный в 1934 г. Берёза-Картузская концлагерь за 5 лет его существования прошли (по неполным данным) более 10 тыс. заключенных. 

17 марта 1938 года Польша, при поддержке Германии, предъявила Литве ультиматум с требованием признать Виленский край, оккупированный Литвой в 1920 году, неотъемлемой частью польского государства. В противном случае Польша угрожала оккупировать страну. Польские войска начали обстрел литовской территории. Правительство Литвы 19 марта 1938 года приняло требование Польши открыть границы. Между Литвой и Польшей были установлены дипломатические отношения.

Национально-освободительная борьба

Это вызывало массовые недовольства местного населения. Уже в начале 1922 г.

начали формироваться в районе Беловежской пущи партизанские отряды. 

 - Партизанское движение

С 15 июня по 6 августа 1922 г. на территории Гроднинского и Илицкого поветов (Западная Беларусь) было проведено 9 боевых операций, в ходе которых партизаны разгромили три помещичьих имения, сожгли дворец князя Друцко-Любецкого, взорвали два паровоза на узкоколейной дороге, принадлежащей французской фирме, и железнодорожный мост, уничтожили на большом протяжении железнодорожное полотно на линии Лида - Вильно. При этом в одном из боев было убито 10 польских улан. Партизанами С. Ваупшасова в своем имении прилюдно расстрелян польский помещик Вишневский. В этом же месяце партизаны совершили налет на имение Шпаковщина Ильской волости помещика Боровского. Партизаны сожгли имение "Струга" Столинского повета. 

  • г. 30     партизан   разгромили         полицейский        участок     и          правление   в

с.Чучевицы Лунинецкого повета. На шоссе Радошковичи - Красное партизанами В.Залесского захвачен начальник радошковичского полицейского отряда поручик Кухарский с женой. Отпущенный партизанами "под честное слово" прекратить против них борьбу, поручик вскоре уволился со службы и покинул белорусскую землю. Налет партизан на с.Телеханы Коссовского повета. При этом были убиты два полицейских и войт (староста). 10 партизан напали на имение "Молодово" Дрогиченского повета. Полесский партизанский  отряд К.Орловского (Муха-Михальского) совершил налет на поезд на перегоне Буда - Барановичи. На следующий день на разъезд Буда прикатил польский бронепоезд и стал усиленно и безрезультатно обстреливать из пушек и пулеметов окрестные леса. Налет партизанского отряда С. Ваупшасова на г. Городок, разгромлен полицейский гарнизон (32 чел).

  • г. Отряд в 50 партизан при двух пулеметах захватил имение "Огаревичи" Круговичского гмина. Партизанский отряд в 29 человек разгромил полицейский участок в с.Кривичи Вилейского повета. Партизанский отряд С. Ваупшасова разгромил польский полицейский участок в с.Вишнева. После боя был созван митинг населения, на котором В.Залесский рассказал о целях партизанской борьбы и призвал население помогать партизанам. В этот же день группа партизан Ф.Яблонского разгромила полицейский отряд в с. Жодишки. Покинув с.Вишнева, партизанский отряд С. Ваупшасова занял лесопильный завод англо-французской концессии в с.Жердели, взяв заводскую кассу и созвав рабочих завода на митинг. Позавтракав в рабочей столовой, партизаны двинулись дальше. В междуречье рр.Ислочь и Березина отряд Ваупшасова разгромил полицейский кавэскадрон, в бою убит начальник воложинского гарнизона Лопатинский. Столбцы. Налет на город белорусских партизан С. Ваупшасова (54 чел). Партизаны разгромили гарнизон и железнодорожную станцию, а заодно староство, поветовое управление полиции, городской полицейский участок, захватили тюрьму и освободили руководителя военной организации Компартии Польши С.Скульского (Мертенс) и руководителя Компартии Западной Белоруссии П.Корчика, что, собственно, и являлось целью данной дерзкой операции. При этом 8 полицейских было убито и трое ранено. 17 партизан из отрядов К.Орловского и С. Ваупшасова, устроив засаду на участке Парохонск - Ловча по железнодорожной линии Брест - Лунинец, напали на поезд. В результате они схватили воеводу Полесья Довнаровича. Повстанцы не стали его расстреливать, а выпороли кнутом, после чего он вынужден был подать в отставку. Партизаны также захватили почту и разоружили ехавших в поезде солдат и офицеров. В этот же день были разгромлены имение «Юзефов» в Пинском повете и имение «Дукшты» Свенцянского повета. В ночь со 2 на 3 октября 1924 г. 30 партизан разгромили имение и полицейский участок в с.Кажан-Городок. Партизаны сожгли железнодорожный мост в Несвижском повете. 35 партизан Барановичского отряда захватили поезд на железнодорожной линии Брест - Барановичи. При этом они убили одного полицейского и ранили двух офицеров. Польские власти бросили в погоню крупные подразделения полиции и армии, перекрыли все дороги, блокировали лес, где скрывались партизаны. С апреля по ноябрь 1924 г. партизаны провели 80 крупных боевых операций.

Прорыв партизан Барановичского отряда из польского окружения в р-не д.Залесье. Польскими уланами в д.Нагорная Чесноковка схвачено 16 партизан, участвовавших в налете на поезд Брест-Барановичи 3.11.24. Четырех партизан - Х.Кравчука, И.Струкова, Н.Ананько и И.Фирмачука - расстреляли. Еще четверых - А.Шопна, А.Лашука, Ф.Макаровича и Н.Лавчука приговорили к пожизненному тюремному заключению.

  • г. В ночь с 7 на 8 января 1925 г. отряд партизан, прижатый польскими войсками к советской границе, с боем прорвался на территорию СССР.

С марта по май 1925 г. партизанами было проведено 59 боевых операций, всего с 1.12.1924 - 199 боевых операций, из них 153 вооруженные нападения на полицейские участки, железнодорожные станции, гминные управления, пограничные посты. 100 нападений сопровождались сожжением недвижимости, 11 - поджогом лесов и 46 - повреждением средств связи.

Польские власти произвели массовые аресты в Западной Белоруссии; арестовано значительное число партизан и подпольщиков. Только в Новогрудском воеводстве было арестовано 1,4 тыс.человек. ЦК КПЗБ разослал циркуляр всем командирам партизанских отрядов с приказом прекратить партизанские методы борьбы и "сконцентрировать все усилия на организационно-массовой работе среди крестьян".  Партизанский отряд С. Ваупшасова, успешно действовавший на территории Западной Белоруссии с 1921 г., расформирован. Такая же участь постигла и другие партизанские отряды. Часть партизан перевели на территорию Советской Белоруссии, часть осталась в Польше, они переехали на жительство в отдаленные от родных мест уезды. В качестве "прощального концерта" с июня по август 1925 г. партизанами было проведено 59 боевых операций.

- Коссовский расстрел.

 3 февраля 1927 г. Коссовский райком КПЗБ  организовал демонстрацию крестьян в знак протеста против  разгрома правительством буржуазной Польши Белорусской крестьянско-рабочей громады, ареста её    руководителей и активистов. Демонстрация, в которой приняло участие более 1500 человек, проводилась под    лозунгами: «Освободить рабоче-крестьянских депутатов, освободить всех политзаключённых!», «Да здравствует Советская Белоруссия!». С красными знамёнами, с пением «Интернационала» крестьяне прошли по улицам г. Коссово. На рыночной площади был проведён митинг. Специально присланный отряд полиции открыл огонь по демонстрантам. Были убиты С. Воробей, П. Гаврус, М. Евтух, И. Кучук, И. Ракевич, Н. Топтало и ранены 35 человек. Похороны убитых 4 февраля вылились в манифестацию протеста. Расстрел крестьян вызвал широкую волну возмущения трудящихся Польши. ЦК КПЗБ обратился с воззванием ко всем рабочим, крестьянам и солдатам, в котором призывал к борьбе с диктатурой Пилсудского.

  • Брестские выступления безработных

В сентябре 1931 года около 200 временно безработных объявили забастовку против намерения магистрата снизить заработную плату. На митинге они избрали делегатов, которые потребовали от городских властей повышения платы с 3 злотых до 3,5 и с 2,5 до 3. Под лозунгом «Работай и хлеб!». безработные обратились к мировому судье. Выступление завершилось удовлетворением требований безработных. В августе 1932 года они со своими семьями, требуя работы и хлеба, собрались на митинг возле магистрата. Выступавшие осудили режим реорганизации, обрекающий их на нищету и голод. Безработные выкладывали свои требования на десятках транспарантов, развешивая их по всему городу. После отказа городских властей выполнить требования женщины они ворвались в здание магистрата и устроили там погром. Тогда безработные разгромили столовую и кухню, где их накормили тухлой едой. Это закончилось дракой с полицией. Выступления безработных Бреста прошли и в последующие годы.

  • Осташинское восстание

Восстание крестьян, которое произошло в марте 1932 года. Крестьяне деревни Осташино Новогрудского повета и окрестностей сожгли имения помещика, усадьбы местного осадника и торговца за то, что те покупали на аукционе конфискованные у крестьян за неуплату налогов пожитки. Полиция арестовала зачинщиков выступления, но крестьяне под руководством своего комитета отбили их, захватили оружие и начали перестрелку с полицией.

Власти жестоко расправились с повстанцами: по решению чрезвычайного суда 5 июля 1932 г. крестьяне И. Бахар, А.Гаврош, А.Малец, В. Стасевич были повешены, пять человек получили пожизненное заключение, 44 человека получили по 5-6 лет тюрьмы.

  • Забастовка в Беловежской пуще

Забастовка в Беловежской пуще – забастовка в Пружанском повете Полесского воеводства, которая началась с 15 октября 1932 г. и длилась до середины февраля 1933 г. Одна из самых массовых забастовок на оккупированной поляками территории Беларуси: участие взяли лесорубы и извозчики 17 деревень; их поддержали рабочие лесопилок и крестьяне более 40 деревень Пружанского повета. Общее количество участников восстания оценивается в 7000 человек. Было арестовано более 100 забастовщиков. Однако в конечном итоге Государственная лесная администрация была вынуждена выполнить требования протестующих. Повышена заработная плата на 5070%, обеспечено гарантированное государством лечение тяжелых заболеваний и травм.

  • Забастовки на Лидчине

В 1935-1936 гг. вспыхнули забастовки в Лиде и окрестностях на заводах «Ардаль»,

«Неман»,   машиностроительных          заводах      Benland      и       Польша,     заводе           гвоздей «Дротиндустрия», химическом заводе «Корона», заводе резинотехнических изделий «Юнигум», пивоваренныых заводах «Памирмейстер» и «Пупко», заводе «Автомат», Виленский, Шалахович и Пупко, Полячак и Рафалович, черепицы «Шемен» и «Алит», изразцов «Тануф», «Рааф» и Пупко, суконно-войлочной фабрике братьев Жижемских, войлочной фабрике им. Рабиновича. Не работали даже кинотеатры, парикмахерские и экипажи. Магазины были открыты лишь частично. Даже безработные, выполнявшие общественные работы по строительству дорог в пригороде Лиды, перестали работать. В результате не бастовали только сотрудники госучреждений.

В начале лета 1936 года было арестовано 7 человек, затем еще 5. 21 января 1937 года в Лидском районном суде начался большой процесс против 12 человек. На скамье подсудимых находились обвиняемые, «причастные к белорусской деятельности и принадлежащие к КПЗБ», большинство из которых были в возрасте от 20 до 25 лет и ранее были осуждены за коммунистическую деятельность. По большей части обвинения основывались на том факте, что ответчики создали «Союз профсоюзов» на заводе Ardal и организовали забастовку на том же заводе. Судебный процесс длился 4 дня, в результате 8 обвиняемых были приговорены к срокам от 2 до 8 лет лишения свободы.  

  • Выступление нарочанских рыбаков

Причиной стала установка польским правительством высокой арендной платы и передача озера Нарочь дирекции государственных лесов, которая запретила свободный лов рыбы в водоёме. Для тысяч бедных крестьян, живших на берегах Нарочи, ловля рыбы представляла собой единственное средство существования, вследствие чего весной 1935 г. более 5 тысяч крестьян из 40 окрестных деревень объявили властям забастовку. К лету того же года выступление приняло более серьёзный характер: рыбаки избрали забастовочный комитет, сформировали дружины самообороны, прогоняли охрану и не допускали к озеру штрейкбрехеров, согласившихся с установленными правилами рыбной ловли. Руководство забастовкой осуществляла Коммунистическая партия Западной Беларуси.

Благодаря настойчивости нарочанских рыбаков в 1939 году власти были вынуждены пойти на уступки, позволив крестьянам возобновить лов рыбы в озере.

Известный поэт Максим Танк посвятил забастовке нарочанских рыбаков свою поэму «Нарочь», работу над которой начал ещё в 1935 году в Вильне. Из-за тщательной цензуры автор публиковал произведение частями, вычёркивая наиболее острые моменты. Полностью текст поэмы был восстановлен только в 1940 году.

  • Скидельское восстание

Вооруженное восстание против польских властей, которое произошло в сентябре 1939 года на территории Скидельской гмины во время национально-освободительного похода РККА в Западную Беларусь. Выступление началось в Скиделе под руководством ревкома во главе с членами бывшего КПЗБ М. Литвином, Г. Шагуном, А. Мазалевским и другими. Были захвачены полицейский участок, магистрат, электростанция, почта и имение князя Четвертинского. Повстанцы разоружили эшелон польских солдат у села Сикорица, взяли под свой контроль железнодорожную станцию, мост через Котру, захватили власть в Лунне и других деревнях. Польские власти бросили большие силы на подавление восстания. Скидель был взят, центр города был подожжен. Было расстреляно около 20 белорусов. Но уже ночью разведгруппа Красной Армии подошла к деревне Песчанка. Капитан Чернявский на двух танках и двух бронетранспортерах. Красная Армия вооружила крестьян и с их помощью штурмом взяла Скидель. 

  • Общественно-политическое сопротивление

В сентябре 1923 г. была образована КПЗБ. В декабре 1923 года в компартию влилась Белорусская революционная организация (БРО), выделившаяся из левого крыла БПСР в июле 1922 года. КПЗБ действовала в условиях глубокого подполья. К началу 1930-х годов она насчитывала 4000 человек. Кроме того, около 3000 членов партии постоянно находились в тюрьмах. Начиная с 1924 года в Западной Белоруссии постоянно функционировала организация содействия революционерам «Красная помощь». На территории Западной Белоруссии действовало 7 окружных и 60 районных комитетов КПЗБ. ЦК КПЗБ издавал газеты «Чырвоны сцяг», «Партработник», журнал «Большевик» и др. на белорусском языке. На польском языке издавались газеты «Куймы бронь», «До вальки», на еврейском — «Ройтэ фон».

В ноябре 1922 года в Польше состоялись парламентские выборы. Блок национальных меньшинств (БНМ, Blok Mniejszości Narodowych) получил на них 87 мест в Сейме и 25 мест в Сенате, став второй по количеству мест политической партией после Народно-национального союза (Związek Ludowo-Narodowy). В составе БНМ в Сейм и Сенат прошли соответственно 11 и 3 депутата-белоруса, создавшие в Сейме свою фракцию — Белорусский посольский клуб (БПК). В июне 1925 года левая фракция БПК, и в её числе Бронислав Тарашкевич, стала инициатором создания Белорусской крестьянско-рабочей громады. 

Воспользовавшись депутатской неприкосновенностью, они развернули активную работу по созданию массовой рабочей организации по борьбе с социальным и национальным угнетением. В январе 1927 года более 2000 кружков БСРГ насчитывали около 120 000 членов, подавляющее большинство из которых составляли крестьяне (бедняки и средний класс), а также рабочие и интеллигенция. Было 18 окружных комитетов БСРГ. ЦК БСРГ издавал газеты «Жыццё Беларусі» (1925), «Народны гук», «Беларуская ніва» (1925), «Беларуская справа» (1926), «Народная справа», «Наша справа», «Наш голос», «Наша воля», «Народны звон». (1930), сатирический журнал «Маланка». Под влиянием БСРГ активизировались прогрессивные культурнопросветительские организации Белорусское школьное общество, Белорусское издательское, научное и благотворительное общество, Белорусский студенческий союз.  

В результате деятельности КПЗБ в 1926 г. в Западной Беларуси начался подъем массового революционно-национально-освободительного движения, в ходе которого в конце 1926 - начале 1927 гг. назревали элементы революционной ситуации.  

               Громада    в    короткий    срок    выросла    в    самую    крупную    революционно-

демократическую организацию в Европе. Насчитывая, по различным оценкам, от 100 до 150 тысяч членов, она к началу 1927 года фактически установила контроль над многими районами Западной Беларуси. 

КПЗБ играла в Грамаде очень важную роль. Центральный орган Грамады газету

«Беларуская ніва» фактически редактировал член КПЗБ Янка Бобрович. Принятая в мае 1926 года программа Грамады требовала конфискации помещичьих земель и раздела их между безземельными крестьянами, создания рабоче-крестьянского правительства и установления демократических свобод, самоопределения Западной Беларуси и т. д.

В ночь с 14 на 15 января 1927 года начались массовые обыски и аресты. Без согласия сейма были арестованы руководители Громады — депутаты Бронислав

Тарашкевич, Симон Рак-Михайловский, Павел Волошин и др. 21 марта Громада была запрещенаВ ночь с 14 на 15 января 1927 года начались массовые обыски и аресты. Без согласия сейма были арестованы руководители Громады — депутаты Бронислав Тарашкевич, Симон Рак-Михайловский, Павел Волошин и др. 21 марта Громада была запрещена.

Воспоминания очевидцев:

Приведем фрагмент записки начальника политуправления 1-го Белорусского фронта С.Ф. Галаджева 1-му секретарю ЦК КП(б)Б П.К. Пономаренко от 23 августа 1944 года (с грифом «Секретно»), в которой описываются настроения белорусов Белосточчины:

«Антихович Антон Антипович, белорус, 82 года:

«Ради своих детей я уйду из города, где родился и прожил 82 года, если только здесь снова будут хозяйничать поляки. Только в 1939 году я услышал слово «гражданин», ранее я был только кацапом. Я много испытывал от поляков и теперь не хочу, чтобы мои дети разговаривали по-польски. Первая жена у меня была полька, но я вынужден был развестись с ней, так как не смог перенести унижения. Было, приходят к ней родные и знакомые поляки и словно не замечают меня. Разговаривать не хотят или стараются чем-либо уколоть. Белорусы с поляками никогда мирно не жили и жить не будут. Пусть Польша будет сто раз свободная и демократическая, белорусы в ней не останутся и убегут в Россию».

Крестьянин деревни Стрыки Августовского сельсовета Бельского района, описывая свою жизнь под властью поляков, заявил:

«До советской власти при поляках было очень плохо. Они к нам, белорусам, относились свысока, нужно было гладить только по шерсти. Как Красная армия выгнала немцев, то наши поляки снова заговорили о великой Польше. Полякам русский народ всегда помогал и сейчас помогает освободиться от немецких разбойников, вот они нам, пожалуй, черта два помогут. Если здесь будет власть поляков, то надо завтра удирать в Россию - к своим».

Крестьянин той же деревни Будрицкий Иван Филиппович, середняк, белорус, рассказывая о взаимоотношениях между поляками и белорусами, сказал следующее: «При власти Польши мы, белорусы, много настрадались. Нас называли поляки кацапами и давали всякие другие унизительные прозвища. Конечно, по-моему, лучше бы, если была бы советская власть, но если и польская власть будет, то надо думать, там уже не старая панская Польша. А в случае издевательств над нами со стороны поляков мы скажем: «Пошли вы к черту» - и поедем в Москву к товарищу Сталину с жалобой, он нас, белорусов, в обиду не даст».

17  сентября – День народного единства.

Сложная внутренняя политическая ситуация в Западной Беларуси складывалась на фоне обострявшихся противоречий на международной арене. Фашистские круги Германии стали на путь агрессии и вели подготовку к развязыванию Второй мировой войны. Советский Союз неоднократно предлагал западным государствам создать систему коллективной безопасности. Однако Англия, Франция и США стали на путь умиротворения агрессора. По Мюнхенскому договору (1938 г.) западные державы, по сути, отдали на растерзание Гитлеру Чехословакию. Любопытно, что в расчленении Чехословакии участвовала и Польша, и Венгрия, ставшие в то время фактически союзниками фашистской Германии. Но когда Германия предъявила территориальные претензии Польше, а та попыталась робко возражать, участь последней была решена. 11 апреля 1939 г. Гитлер дал поручение главкому сухопутных войск В. фон Браухичу начать разработку польской операции (так называемый план «Вайс»).

Видя все двуличие западной политики, Советский Союз все же не оставлял усилия, направленные на создание реального барьера на пути большой войны в Европе. Однако англо-франко-советские переговоры, состоявшиеся летом 1939 г., не принесли положительных результатов. Гитлер через свою агентуру в английских спецслужбах знал о ходе этих переговоров. И когда переговоры зашли в тупик, он предложил СССР заключить пакт о ненападении. Что было делать советскому руководству в этих условиях? Отказаться от предложений Гитлера? Но это дало бы повод Германии ускорить подготовку к нападению на Советский Союз. Неудача с формированием единой антифашистской коалиции в Европе вынудила советское руководство пойти на подписание советско-германского Договора о ненападении от 23 августа 1939 г. Это был вынужденный, но в то же время и блестящий внешнеполитический маневр, который предоставил Советскому Союзу лишние почти два года на подготовку к смертельной схватке с фашизмом (а она была неизбежной).

Для советского руководства вопрос в конце августа 1939 г. стоял достаточно просто. Германия начинает войну с Польшей – об этом было чуть ли не официально объявлено. Но главный вопрос состоял в том, а где немецкие войска, собственно, собираются останавливаться? Они остановятся в Варшаве или двигаются дальше на Минск или на Москву? И что будет с населением Западной Беларуси и Западной Украины? В этих условиях разграничение зон интересов означало определения той линии, где остановятся немецкие войска. То есть это был вопрос жизни и смерти. Что это – желание выиграть время или разграничить интересы? Это было все абсолютно взаимосвязано.

К Договору прилагался секретный дополнительный протокол, который разграничивал сферы влияния «в случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства». В зону влияния СССР входила территория Польши к востоку от линии рек Писса, Нарев, Буг, Висла, Сан. Северная граница Литвы должна была стать границей, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. Эта линия примерно соответствовала так называемой «линии Керзона», по которой предполагалось установить восточную границу Польши после Первой мировой войны.

В августе 1939г. германская военная машина была уже полностью подготовлена для нападения на Польшу. При этом была использована провокация. Переодетые в польскую форму немецкие уголовники инсценировали нападение на немецкую радиостанцию. Разумеется, это свидетельствовало об «агрессивных намерениях» Польши. Германия становилась «жертвой агрессора». Именно так интерпретировала эти события фашистская пропаганда. Утром 31 августа Гитлер отдал приказ о начале операции «Вайс» на рассвете 1 сентября. В 4.30 утра 1 сентября 1939 г. германские ВВС нанесли массированный удар по польским аэродромам, в 4.45 учебный артиллерийский корабль (бывший броненосец) «Шлезвиг Гольштейн» открыл огонь по полуострову Вестерплятте в Гданьской бухте, одновременно сухопутные войска Германии перешли границу Польши. За короткий период немцы захватили практически всю ее территорию. Сопротивление польской армии оказалось довольно слабым и вскоре вообще было сломленным.

В этих условиях советское руководство не спешило реализовывать советскогерманские договоренности. И только когда немецкие танки появились в районе Бреста, Львова, когда возникла угроза немецкого захвата Западной Беларуси и Западной Украины, советское руководство 17 сентября 1939 г. отдало приказ войскам Красной Армии перейти советско-польскую границу и взять под свою защиту население Западной Беларуси и Западной Украины. Трудящиеся Западной Беларуси с радостью и надеждой встретили Красную Армию. Однако среди польского населения чувствовалась враждебность по отношению к Советам. До 25 сентября 1939 г. Красная Армия целиком освободила Западную Беларусь. Немецким войскам пришлось отойти на согласованную границу, которая была в итоге установлена соответствующим договором от 28 сентября 1939 г. между СССР и Германией.

28-30 октября 1939 г. в Белостоке состоялось Народное собрание Западной Беларуси. Оно приняло Декларацию об установлении советской власти на всей территории Западной Беларуси. Единодушно делегаты высказались и за вхождение Западной Беларуси в состав БССР. 2 ноября 1939 г. Внеочередная сессия Верховного Совета СССР и 14 ноября Внеочередная сессия Верховного Совета БССР соответственно приняли законы о включении Западной Беларуси в состав СССР и объединении ее с БССР. День 17 сентября по праву можно считать Днем единения белорусского народа.

После воссоединения в западных областях БССР развернулись радикальные социально-экономические преобразования. Была проведена национализация не только крупных, средних, но и мелких фабрик и заводов, банков. Начались техническая реконструкция старых и строительство новых предприятий. Объем валовой продукции промышленности западных областей республики к концу 1940 г. возрос в 2 раза по сравнению с 1938 г. Безработица к началу 1941 г. практически была ликвидирована. После национализации помещичьих хозяйств более 1 млн. га земли было передано безземельным и малоземельным крестьянам. Одновременно ограничивалось землепользование зажиточных крестьян. Постепенно осуществлялся процесс коллективизации сельского хозяйства.

Коренные изменения произошли в образовании, здравоохранении, науке и культуре. Народное просвещение было включено в советскую образовательную систему. При развертывании сети школ старались учитывать интересы различных этнических групп населения. Уже в первой половине 1941 г. в западных областях БССР функционировали 4192 белорусских, 987 польских, 173 русских, 168 еврейских, 63 литовских, 43 украинских школ. К началу 1941 г. действовали педагогический и учительский институты в Белостоке, учительские институты в Гродно, Пинске, Барановичах, а также 25 средних специальных учебных заведений.

Воссоединение Западной Беларуси с БССР явилось актом исторической справедливости, укрепило территориальную целостность Беларуси, способствовало дальнейшей консолидации белорусской нации. Поступательное развитие экономики, социальной сферы, науки, культуры и образования западных областей было прервано войной. После освобождения Западной Беларуси от немецко-фашистских захватчиков началось восстановление и дальнейшее преобразование края. Несмотря на ошибки, перегибы, принудительное проведение коллективизации сельского хозяйства, негативные последствия советской административно-командной системы, Западная Беларусь за короткий период превратилась в развитый социально-экономический регион.

Это стало возможным благодаря усилиям всего белорусского народа, помощи республик Советского Союза. Новые возможности открылись перед западно-белорусским краем в условиях единого независимого государства.

Однако не секрет, что польские круги после развала СССР не раз предпринимали попытки внести дестабилизацию в западных районах БССР. На эти цели была направлена и идейка в начале 90-х гг. ХХ в. инициировать проведение в Западной Беларуси «референдума» по поводу присоединения «усходних крэсов» к Польше. В некоторых западно-белорусских городах были даже попытки организовать «митинги» в поддержку этой акции.

Параллельно на этой территории в постсоветский период формировалось так называемое «общественное объединение» «Лига литвинов», исповедовавшее «особую литвинскую культуру» Западной Беларуси и поставившее цель превращения Беларуси в Белорусскую федеративную республику. Обозначились тенденции, направленные на идеализацию деятельности Армии Крайовой на территории Беларуси. Нельзя не отметить и появление некоторых пропольских организаций, явно демонстрирующих оппозиционную направленность к официальным белорусским властям. Однако подобным тенденциям подавляющее большинство населения западно-белорусских областей дает рещительный отпор. Слищком дорогую цену заплатил белорусский народ за то, чтобы добиться своего территориального единства.